Депутаты и «мафия»: как областной парламент осознал, что навредил местному бизнесу

В среду, 12 августа, депутаты областной Думы были заняты очень странным делом — обсуждали негативные последствия своего же решения о «перекрашивании» легальных такси в желтый цвет. Абсурда происходящему добавлял тот факт, что большинство таксистов в области работают в обход получения лицензий и могут ездить на машинах любого цвета. За оживленной дискуссией парламентариев следил «Новый Калининград».

Ситуация, когда партия ЛДПР вносит в областной парламент законопроект, его активно поддерживают правительство с единоросами, и он сразу рекомендуется к принятию в двух чтениях в регулярной работе облдумы, казалась едва ли возможной, но на минувшем заседании комитета по экономической политике жириновец Александр Московец выступил с докладом, из которого следовало, что принятый ранее облдумой закон о запрещении использования в качестве такси машин не желтого цвета вогнал этот бизнес в тень. Сегодня на линию легально выходит порядка 800 машин, а остальные 3-5 тысяч такси оказывают услуги без лицензии. Причем не всегда это связано с желанием намеренно уклониться от исполнения закона, иногда купить определенную машину желтого цвета просто невозможно — их в таком цвете не делают. Поэтому предлагается разрешить работу такси не только желтого цвета, но и белого.

Здесь стоит напомнить, что местные парламентарии бились за монополию желтого цвета практически все минувшее десятилетие. В 2011 году такая законодательная новелла была внесена, но своевременно отозвана, когда депутаты осознали, что находятся не в Америке, где есть традиция желтых такси, а перекраска действующего таксомоторного автопарка ко всему прочему еще и сильно затратна. В 2013 году с подачи депутата Аллы Войтовой, которая тогда была еще не оппозиционером, а активным функционером «Единой России», депутаты все же приняли закон о желтом цвете. Мотивировалось решение соображениями безопасности. Закон этот большой популярности у таксистов не получил и в 2018 году в преддверии чемпионата миру по футболу депутаты уже хотели уговаривать таксистов прямо в стенах облдумы, чтобы те перекрасили машины. Инициатива эта скорее говорила об адекватности самих депутатов, которые все еще жили в эпохе таксомоторных предприятий, а большинство остальных жителей области являлись современниками такси-агрегаторов типа «Яндекса» и «Убера», которые привлекают к выполнению заказов владельцев машин любых цветов.

Сегодня действующий закон о желтом цвете, по сути, накладывает дополнительные обременения на легальных таксистов и почти не мешает нелегальным таксистам, констатировал глава комитета по экономполитике Александр Никулин, а потом признался, что некоторое время назад уже и сам вел консультации с областными чиновниками, чтобы легализовать серебристый цвет для такси. Но, как оказалось, у себеристого много оттенков, и от своего начинания единороссу пришлось отказаться.

Эффективно карать нелегальных таксистов за езду не то что на желтых машинах, а вообще без лицензии, у властей не получается. Полиция требует доказательств большого экономического ущерба от действий каждого таксиста, но предоставить их проблематично, поэтому официально регистрируются сравнительно немногие, доложил присутствующий на заседании представитель министерства развития инфраструктуры Алексей Ржанов.

Наконец не выдержал единоросс Александр Орехов: какой смысл тогда вообще в цветовых ограничениях, если предлагается разрешается использовать такси одного из самых популярных цветов — белого, в который, по мнению депутата, красят сейчас треть всех производимых машин. По сути, решение о введении второго цвета разрушает логику закона. Он писался, чтобы человек визуально мог выделить такси, рассуждал парламентарий. «Я буду голосовать против», — пригрозил собравшимся Орехов и предупредил, что может передумать, если оставить требование к «какому-то желтому элементу».

орехов.jpg

Депутат Александр Орехов, который угрожал проголосовать против, но проголосовал за

Глава фракции ЛДПР в думе Евгений Мишин воспринял реплику единоросса как межпартийное оскорбление, видимо, от негодования стянул маску и, сидя вполоборота в своей «боевой позе»: с опорой одной рукой на ручку кресла, а другой — на стол, начал удивляться, что в зале вообще нашлись те, кто выступает против найденного партией ЛДПР механизма «поддержки предпринимательской среды». «Если мы не можем им предоставить никакие финансовые гарантии со стороны бюджета, — сказал Мишин и резко повысил голос, — потому что мы все время ужимаемся, прикрываемся! Давайте говорить открыто! Давайте хоть этот механизм применим, чтобы они могли работать и развиваться». «Давайте введем красную полоску, зеленую полоску. Это все равно какая-то дополнительная обклейка», — негодовал Мишин, глядя на Орехова.

Потом подключились другие единороссы. В частности, в недавнем прошлом таможенник Андрей Тащук предложил «революционную» вещь, подрывающую основы деятельности, которой областной парламент занимался в течение минувшего десятилетия: а почему бы вообще не разрешить таксистам ездить на машинах всех цветов? «Ну почему нет?! Для предпринимателей мы делаем большой плюс. Он не заморачивается по цвету машины и занимается бизнесом, зарабатывает деньги и удешевляет стоимость [услуги]», — невозмутимо проговорил Тащук, обратив внимание, что вообще-то эту идею «поддержало бы большинство». Из сказанного следовало, что раньше собравшиеся занимались чем-то не тем.

Градус абсурда решил поднять сам автор законопроекта Московец, предложив депутатам признать, что сегодня вообще все вызывают такси через приложение и на вызов приезжают в основном машины «незаконных» белого и черного цветов. «Мы ограничили официальные такси только желтым цветом. Зато дали разрешение ездить „яндексам“, „уберам“, „максимам“ с любым цветом. Мы загоняем официальных, тех, кто платят нам деньги за лицензию… А вы знаете, сколько „Яндекс“ забираете себе денег в Москву?» — почти вскрикнул Московец. По его, надеемся, экспертным оценкам, агрегаторы «выкачивают» в столицу около пятой части денег, выплачиваемых калининградцами таксистам. Теперь уже получалось, что старания областного парламента и партии власти прошлых лет были не столько бесполезны, сколько вредны бизнесу. 

степанюк.jpg

Депутат Леонид Степанюк, который нашел «мафию» и призвал ее побороть

Единороссам нужно было отбиваться. Депутат-транспортник Леонид Степанюк решил зайти с позиции бойца с «мафией». К ней он, на секунду, причислил «Яндекс» и «Убер». Нужно «жестче штрафовать» и «бороться с этим безобразием», рубил с плеча Степанюк, вероятно, понимая, что что реальная перспектива получить крупный штраф за «перевес» есть скорее у его фур, чем у пользователей приложения «Яндекс.Такси». «Просто цветом мы эту вакханалию не остановим», — не останавливался единоросс. Под вакханалией и безобразием, существующим под покровительством «мафии», напомним, Степанюк имел в виду ситуацию, когда один калининградец в свободное от работы время может подвезти другого калининградца, договорившись через приложение без оформления бумажки в областном правительстве.

У прокуратуры инициатива депутатов частично отменить свое собственное решение претензий не вызвала, и парламентарии в едином порыве проголосовали за поддержку бизнеса в том виде, как они себе ее представляют. Присоединиться к мейнстриму решил и депутат Орехов, поначалу демонстрировавший непримиримость.

Текст: Вадим Хлебников. Фото: Виталий Невар / Новый Калининград 

Оцените статью
Westgrad.ru
Добавить комментарий