«Не кирхи и не замки»: археолог Владимир Кулаков о скрытых памятниках в Калининградской области Избранное

В начале августа губернатор Антон Алиханов анонсировал программу по восстановлению объектов культурного наследия. Спустя долгие годы власти признали, что основная туристическая изюминка Калининградской области — исторические памятники. Однако, помимо кирх, орденских замков, старинных усадеб, существуют и «скрытые» объекты, о которых знают немногие.

В реестре культурного наследия региона значатся десятки городищ, селищ и могильников разных эпох. При этом обследована лишь малая их часть. О памятниках археологии и их значимости для туристической привлекательности региона корреспонденту Калининград.Ru рассказал доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник отдела археологии Института археологии РАН Владимир Кулаков.


Родина балтов

— Большинство памятников археологии в Калининградской области находятся на территории Зеленоградского района. В древности эта земля называлась Самбией. В эпоху раннего железа, то есть в первом тысячелетии до нашей эры, здесь формируется культура западно-балтийских курганов, носителями которой являются предки западных балтов. В основном курганы этой культуры расположены в северной части Самбийского полуострова.

Строго говоря, западная часть Калининградской области — родина всех западных балтов, которые к раннему средневековью занимали большую часть юго-восточной Балтии. Из них вышли племена не только пруссов, но и ятвяги, скальвы, ламаты, курши.

Полуостров Самбия и его памятники археологии связаны с жителями современной Литвы: их предки происходят отсюда. Именно поэтому некоторые наиболее разгорячённые литовские политики заявляли о претензиях на часть территорий Калининградской области.

Самбия была сильно залесена в древности, здесь была часть великой пустоши, которую немцы называли Гроссе Вильднис. Эта непроходимая чаща была фрагментом грандиозного лесного массива, который в античную эпоху занимал значительную часть Европы. Начинался он на правом берегу Рейна в районе Майнца, античные авторы называли его Сильва Герцинус. Леса боялись не только римляне, но и сами варвары. Они «населяли» его различными духами и неблагоприятными мистическими существами, да и дикие звери не способствовали гулянию там.

nesterov 7374

У западных балтов леса были границами между племенами, и они туда не заходили вплоть до орденского времени. Остатки огромного лесного массива калининградцы могут увидеть на востоке области в районе Краснолесья на реке Роминта (Красная), но это жалкие остатки того величия, что было раньше.

Первый янтарь 

Самбия интересна тем, что уже в эпоху неолита (с конца второго тысячелетия до нашей эры) местные жители поняли ценность янтарных месторождений. Считается, что эта территория была густо заселена. Хотя вопрос достаточно спорный. В Пруссии в XIII-XIV веках на одном квадратном километре проживало четыре человека. Можно было день идти и никого не встретить. В Литве же один человек жил на четырёх квадратных километрах. Данные спорные, но они существуют. Это показывает, насколько пустынна была Литва, особенно её западная часть, где регулярно проходили походы Тевтонского Ордена.

Настоящий всплеск активности населения Самбии и близлежащих территорий приходится на I век нашей эры, когда Рим послал сюда небольшой отряд легионеров для налаживания деятельности Янтарного пути. Император Нерон понял, что янтарь — это очень выгодно, это хорошая прибыль, и римляне упорядочили деятельность этого пути.

На некоторых могильниках эстиев (так называли пруссов античные авторы) мы находим остатки римского снаряжения. Легионеры были настолько поражены обилием янтаря, что срывали с себя детали снаряжения — фалеры, пояса, оружие и отдавали эстиям в обмен на янтарь-сырец.

Именно с этого времени янтарь становится очень важным элементом римской торговли. Обработкой камня занимаются мастера в городе Аквилея (нынешняя граница Италии и Словении). Там существовали сотни мастерских. Часть изделий возвращалась назад к эстиям, потому что в некоторых погребениях мы находим римские янтарные бусины, сделанные на токарном станке.

forum 2288

С I века сюда начинают проникать отдельные группы кельтов и германцев, которых привлекала добыча янтаря и торговые перспективы. Благодаря этому можно предполагать, что общество Самбии было достаточно многонациональным.

В V веке, в эпоху Аттилы, часть эстиев вместе с германцами отправилась участвовать в войнах с римской империей. А в устье Вислы формируется группировка видивариев. Это германское население, которое вернулась с полей гуннских битв.

Прусская культура начала формироваться во второй четверти пятого века нашей эры, в эпоху битвы при Каталаунских полях (451 год). Она существовала здесь до XIII века, а последние остатки прусских традиций фиксируются ещё в XVII веке, несмотря на то, что была уже христианизация и германизация. По-прусски даже разговаривать было не очень комфортно.

Здесь ещё интересен аспект эпохи викингов. Уже в VI веке нашей эры сюда прибывают группы из западной Германии или северной Франции. В IX веке приходят отряды викингов, которые основали торгово-ремесленные поселения в районе Труссо (рядом с Эльблонгом), а затем Кауп (под Зеленоградском). Его уничтожил в 1016 году датский король Канут Великий в рамках конкурентной борьбы за торговлю по Балтийскому морю.

Затем здесь властвовали пруссы и курши, то есть Кауп стал местным пунктом торговли. Эти торговцы активно налаживали Неманский янтарный путь, который вёл с Самбии на Киевскую русь, а дальше в Византию, которая очень нуждалась в янтаре — сначала для украшений, а потом янтарь входил в состав темперных красок и ладана. Ну и на самой Руси мы знаем множество янтарных находок — крестики, бусы и перстни. Во Владимире недавно нашли клад янтарного сырья, но это уже более позднее время.

В XIV веке мы имеем массу богатых прусских захоронений, усыпанных серебром. Янтаря там правда не было, но серебро они явно получали за торговлю. Уже в XV веке это роскошество кончается по целому ряду экономических и политических причин, да и духовных тоже. Христианство начинает превалировать, и под влиянием католической церкви пруссы постепенно отказываются от своих традиций.

Археологи из Пруссии

Количество памятников археологии на территории региона близится к двум тысячам. Значительная часть из них известна только по немецким данным, археологи здесь работали с 1723 года. Первые раскопки провели в районе нынешнего посёлка Ульяново Неманского района. Во время раскопок двух курганов X века было сделано огромное количество интереснейших находок. Археология Пруссии — древнейшая в Европе, хотя об этом, к сожалению, мало кто знает.

К 46Владимир Кулаков во время экспедиции

За два века прусской археологии было сделано очень многое. Следует вспомнить работы 1826 года, когда военный топограф и любитель древностей Иоганн Михаэль Гизе провёл фиксацию всех известных городищ на территории Восточной Пруссии в ходе составления генеральной штабной карты. Материал до сих пор не опубликован полностью. Великолепные рисунки там, очень ценный материал. В 1939 году над изучением прусских поселений начал работать Ганс Кроме. Благодаря этому мы имеем возможность фиксировать все городища, которые были у немцев. Кое-что открывается и сейчас, но не очень много.

В Пруссии буквально до 1945 года существовал закон, по которому крестьяне обязаны были сообщать о любых находках при распашке земель полицмейстеру. Позднее их направляли в общество «Пруссия» в Кёнигсберге, и на место выезжали археологи. У нас такого сейчас, к сожалению, нет.

Необычные раскопки и танственные истории

Большая часть памятников, их подавляющая часть, не находятся на госучёте по целому ряду причин. А основное количество учтённых памятников расположено в Зеленоградском районе. В основном это городища, но встречаются и грунтовые могильники.

Вообще спектр памятников археологии Калининградской области достаточно широк. Здесь и городища четырёх типов, и селища — открытые поселения, и святилища, поскольку пруссы были очень религиозным народом. Прекрасно сохранилось городище под Зеленоградском — Гальгенпуш, городище под Светлогорском — Покальштайн. Это великолепнейшие объекты туристического показа, но почему-то экскурсоводы этим пренебрегают, наверное, по незнанию.

В БФУ не ведется серьёзное знакомство студентов с местными древностями, археологов там не воспитывают, поэтому те незначительные раскопки, которые ведут на территории региона, проводят приезжие. Летом рядом с Домом Советов копали ленинградцы, до этого на Острове копали местные, но уровень раскопок, подозреваю, оставлял желать лучшего.

Первая разведочная экспедиция началась в Калининградской области в 1947 году. Сюда приехала Фрида Гуревич из Ленинграда. И, видимо, приехала она в Калининградскую область не совсем по своей воле.

Она получила задание доказать славянское происхождение пруссов. Дело в том, что Сталин в своё время впитал тезис Михаила Ломоносова о том, что пруссы — родственники славян. Он вспомнил о нём на Тегеранской конференции 1943 года, когда происходил делёж немецких территорий, которые должны были отойти союзникам. Сталин прямо сказал, что так как пруссы — славяне, то часть Пруссии мы забираем себе.

Я об этом неоднократно разговаривал с Фридой Давидовной, мы дружили. Она тянула с результатами и дождалась смерти вождя, а итоговую монографию опубликовала в 1962 году. Она написала, что пруссы лишь отдалённые родственники некоторых балтских народов.

Фрида Давидовна Гуревич начала исследование древностей области. Потом ещё несколько специалистов приезжали. А в 1974 году меня отправили сюда, потому что я знал немецкий язык. Мне повезло — язык мне в постсталинское время в школе преподавала бывшая переводчица СМЕРШа — представляете уровень.

Потом ещё приезжали археологи, но у них ничего не заладилось. Для того чтобы заниматься археологией Пруссии, нужны очень специфические знания — хотя бы пара европейских языков, нужно читать на скандинавских языках и знать литературу, которой нет в наших библиотеках.

Уникальные осколки Кёнигсберга

Лично я работал по всей области, чаще всего в северной части Зеленоградского района. Последние десять лет копал на поселении Кауп. Сделали мы там прекрасные находки. Их можно увидеть в Историко-художественном музее, в Краеведческом музее Зеленоградска. В 1999 году участвовал в первых раскопках на территории исторического Кёнигсберга. Немцы ведь город не копали. Вся его территория была разделена на частные землевладения, и никто археологов не пускал. Небольшие раскопки были в 1929 году во дворе Королевского замка и на месте Дома Советов нынешнего. И всё.

При раскопках часть Лёбенихта было сделано очень много находок. Кроме того, стоит упомянуть о вещах, обнаруженных в 1999-2000 годах на территории форта №3. Там нашли часть экспозиции музея «Пруссия», предметы, добытые немецкими археологами. Наконечник ремня, например, там был. Он сделан полностью из серебра и позолочен с невероятно интересными фигурками в стиле Борре, а на обороте — надпись рунами. Находка уникальная — больше в Европе такого нет — X век!

Накладки на прусское седло XI в

Значительная часть находок, которые мы сделали, уникальны и для музеев Европы, и даже для Эрмитажа. Среди них огромное количество накладок конского оголовья X-XI веков. Пруссы делали их из арабских монет, которые получали от купцов за право проплывать по проливу Брокист в основании Куршской косы по Неманскому янтарному пути.

Серебра было настолько много, что пруссы делали накладки и для внешней стороны ремня конского оголовья, и для внутренней. Зачем — непонятно. Безумие! Голова лошади была покрыта серебром почти полностью — шкуры не было видно. Огромное количество мечей местного производства находили, фибулы, пояса XIV века, которые имитировали рыцарские.

Дело в том, что у пруссов была очень большая статика в материальной культуре. Они, как правило, клали в могилу умерших соплеменников весь инвентарь, которым он пользовался при жизни — всё в землю. И грабёж могил начался только в орденское время.

Для XVIII-XIX веков в Пруссии был интересный обычай. Если приезжал какой-то гость, то ему дарили раритет, который добывали из земли, в знак того, что он вернётся. Бизнес-раскопки своего рода.

Много чего в области находят, но часто находки попадают не в те руки. В 2005 году копатели под Мамоново нашли прекрасный обломок меча. Продали, и немецкий профессор положил его в багажник и увез в Берлин. Там его расчистили и выставляют в музее. Серебряная плакировка, два жертвенных козла, дракон — жертвенное оружие. Только представьте! А продали, я думаю, за копейки.

Погребение XIII в

Что касается текущего состояния памятников археологии, то в отличие от других объектов культурного наследия их очень трудно уничтожить. В войну они, конечно, были повреждены, но это не кирхи и не замки. Это огромные земляные массивы и прекрасный объект для туристического показа. Такой красоты в Восточной Европе не увидишь. Это земляные крепости с валами, рвами. Причём объекты, в отличие от кирх, большинство из которых руинированы, находятся в прекрасном состоянии. Заросли лесами и всего-то.

Часто там даже копать особо ничего не нужно. Если частные инвесторы захотят провести реконструкцию, как это делают в Польше или Германии, то сделать это нетрудно и не особо затратно. В Германии вообще воссозданы римские воинские лагеря. Я в одном из них был и понял, что на литературу и на сувениры там можно оставить все командировочные. Это прекрасные туристические объекты. Вот это нам нужно делать.

Даже если не реконструировать городища целиком, не воссоздавать стены и башни, то их просто можно очистить и показывать туристам. Причём часто они находятся рядом с дорогой, то есть не нужно по бурелому ходить.

Что показать туристам

Я назову те городища, что уже исследованы и практически готовы к туристическому показу. Городище Котельниково под Калининградом, Покальштайн под Светлогорском, в посёлке Русское два объекта, Гальгенпуш под Зеленоградском. Например, существует городище в Грачёвке под Светлогорском, но вы его не найдёте просто.

Не хотелось бы говорить о перспективных объектах, чтобы не привлекать чёрных копателей. Тем более, что они там ничего не найдут. Это во многом ведь болезнь, у копателей от жажды наживы, небось, руки ходуном ходят. Что там можно найти — керамика, глиняные пряслица. Серебро и золото можно обнаружить только в копательских мечтах.

Мелкие раскопки в Калининграде и пригородах продолжаются и сейчас, но от науки это далеко, увы. У нас во многих местах следовало бы провести полномасштабные раскопки. На острове Ломзе, например, где сейчас строят музейный квартал. Там с XVI века существовала общегородская помойка — до этого мусор выкидывали прямо на улицу. Я, когда копал на Лёбенихте, нашел рыцарский сапог высотой до пояса. То есть аристократ ехал на лошади, видимо, спешился и одна нога ушла в навоз, а вынул ногу уже босую. На помойку на острове Ломзе выбрасывали всё подряд. По моим данным, там находили сосуды XVI века. А это уже эрмитажный уровень. Там раскопки нужно было бы провести, а так — всё мимо.

Сосуд ХI в

У нас полно таких случаев. Храм Христа Спасителя, который, по непроверенным данным, мог быть построен на месте немецких капониров. Какие там раскопки… В 70-е годы перед мэрией провалился бульдозер. Люди спустились, увидели подземные ходы и всё забетонировали. Это никому не нужно и не интересно.

Если бы знали, с каким тщанием администрация относится к русским древностям, например, в Ярославской области или во Владимирской. Там строителя не сладко приходится, если он, не дай бог, что-то сделает не так. Археологи загружены работой. А у нас — наоборот. Да и профессиональных археологов в области — явная нехватка.

В завершении хотелось бы поздравить всех коллег с международным Днём археолога! Желаю новых находок и феноменальных открытий!

Фотографии предоставлены Владимиром Кулаковым

Оцените статью
Westgrad.ru
Добавить комментарий