«Выглядело пристойно»: как архитекторы обсуждали реконструкцию Кройц-аптеки в Калининграде Избранное

В Калининграде практически завершилась реконструкция исторического здания Кройц-аптеки. Сергей Сухомлин приобрёл руины памятника в 2016 году за 3,1 миллиона рублей. Внешний вид сооружения утвердили по итогам закрытого конкурса, на котором победила концепция архитектора Анны Бельской.

Работа предполагала возведение нового комплекса в современном стиле, частью которого станет исторический фасад Кройц-аптеки с реставрацией фронтонов и восстановлением утраченной лепнины. Для лицевой стороны здания автор выбрала светлые песочные оттенки с более насыщенными коричневыми вставками. Но от этого варианта ушли, в итоге для памятника подобрали другую палитру — ярко-жёлтые стены с белыми декоративными элементами и зелёной черепицей. Реконструкция вызвала бурную реакцию у калининградцев.

Во вторник, 18 августа, в рамках встречи «Городские акценты» в библиотеке имени Чехова эксперты обсудили нашумевшую реконструкцию Кройц-аптеки. В дискуссии приняли участие главный архитектор Калининграда Андрей Анисимов, глава регионального отделения Союза архитекторов Пётр Черненко и культуролог Александр Попадин. Корреспондент Калининград.Ru приводит мнения специалистов.

Андрей Анисимов, главный архитектор Калининграда:

— У Калининграда, несмотря на большое количество объектов культурного наследия, совершенно небольшой опыт работы с ними. Мы будем проходить определённый этап осознания — что получилось, а что не получилось. Но самое главное, чтобы это не был единственный объект, который реализовывался. Это должно стать системной работой.

anisУ этого процесса [реконструкции Кройц-аптеки] есть и тёмная, и светлая сторона. Я на светлой и считаю, что самое главное достижение — сохранение фрагментов здания. Мне тоже не нравится ярко-жёлтый цвет. Мне нравится тот вид, который был на концепции. Пока можно сказать, что фасад не производит того впечатления, которого хотелось бы. Немного есть ощущение новодела, однообразия применения техники на фасаде. Понятно, от экономики, наверное, никуда не деться. Но я думаю, что при правильном подходе, при правильной постановке задач и с не очень удачной экономикой можно сделать удачное решение.

Несмотря на все плюсы и минусы — это точно опыт, это результат, который мы можем оценить на три, четыре или пять по пятибалльной шкале. Пусть каждый оценит для себя, но я бы точно не оценил, наверное, на пять, но и на три бы не стал. Условно говоря, четвёрочка.

Мне кажется, очень важно научиться обсуждать такие объекты. Наверное, к дискуссии правильно было бы подключаться профессионалам. Наверное, правильно было бы вести дискуссию задолго до реализации объекта и находить точки соприкосновения.

Александр Попадин, культуролог, архитектурный критик:

popadin— Задача минимума решена: мы сохранили и актуализировали то, что могли потерять, если бы задержались на два года. Тем не менее я ставлю трояк. Именно потому, что сохранена историческая часть, и в частности потому, что на градсовете было одно, а сейчас построили другое. Я думал с самого начала, что инвестор выбрал этот проект, потому что здесь на выходе больше метража, а оказывается нет.

Здесь логика жёлтого и яркости — это логика шока. «Ой, что это? Ой, чудо какое!». Может быть, инвестор немного устал от этой истории, и он решил немного шокировать жителей. Но это, конечно, гипотеза, потому что для меня не очевиден выбор. В том, что получилось, в этой яркости жёлтого цвета только разводить руками и как бы кричать: «Озарите меня!»

Пётр Черненко, глава регионального отделения Союза архитекторов:

— Когда сняли леса, и аптека показалась впервые в практически законченном виде, мне показалось, в этом что-то не то. Когда кажется, что что-то не то, возникает естественное нормальное и профессиональное желание проанализировать, разобраться в чём проблема.

chernПервоначальный проект — чистая идея контраста во всем. Мы смотрим на всё это и делаем маленький композиционный анализ. Видим, что здесь есть разница в плоскостях расположения фасадов, есть разница в материалах, контраст формы, контраст в цвете и так далее. Здесь известный достаточно приём — работа на контрасте — был исполнен максимально полно и максимально тактично, на мой взгляд. Если бы это всё было реализовано в том виде, в каком задумано было автором этого проекта, было бы лучше.

Первоначальное авторское решение [Анны Бельской] фактически уничтожено. Основные претензии у меня к работе [следующего] архитектора. Надо было внимательнее относиться к авторской идее, разобраться и понять задумку. Мы рассматриваем и старую, и новую части здания как единый объект. Если у нас в какой-то части единого объекта происходит изменение, в оставшейся части надо также вносить изменения для того, чтобы не потерять основную идею.

Есть проблема в архитектурном цехе — это общее падение квалификации. Вторая проблема — отсутствие взаимодействия между архитектурой и службой охраны культурного наследия. Потому что здесь они [историческая и новая части здания] рассматривались как два разных объекта, и получилось так, что всё вместе не читается.

Я ставлю четвёрку, потому что, действительно, конструкция объекта культурного наследия сохранена. Всё остальное, в том числе и цвет фасада, может быть изменено.

Если бы на картинке, которая висела на строительном заборе, было отображено окончательное контрастное цветовое решение, может быть, мы бы вмешались раньше. Потому что на том проекте всё выглядело достаточно пристойно, в том числе цветовые решения.

Фото Петра Черненко: gov39.ru

Оцените статью
Westgrad.ru
Добавить комментарий