«Три раза — это тенденция»: в «Новых колесах» и у одного из журналистов прошли обыски

В редакции «Новых колес» и дома у журналиста Алексея Малиновского прошли обыски. Силовики изъяли технику. Выяснилось, что мероприятия проводятся в рамках расследования уголовного дела о клевете — речь о публикации на сайте газеты о взятках, которые якобы брал начальник оперативно-разыскной части регионального УМВД. «Новый Калининград» рассказывает, что на данный момент известно об этой истории.

Утром в пятницу, 2 октября, силовики выломали дверь в квартиру, где живет семья журналиста и учредителя «бумажной» газеты «Новые колеса» Алексея Малиновского. «В шесть утра выламывают дверь зачем-то, сотрудники СОБРа в масках заламывают мне руки, сразу меня бросают на пол — просто дичь вообще», — рассказал «Новому Калининграду» Малиновский.

По словам журналиста, силовики сначала постучали в дверь, но пока он окончательно проснулся и сообразил, что происходит, те уже начали отгибать ее фомкой. «Я подхожу к двери и кричу: „Что происходит? Сейчас я дверь открою“. Пытаюсь повернуть замок, а он уже не поворачивается, потому что металлическую дверь немного погнули. Я им сказал, что не могу замок открыть. Они мне: „Отойди от двери — сейчас доломаем!“. У них с собой даже кувалда была», — пояснил Малиновский.

В это время в квартире находились двое несовершеннолетних детей журналиста. Сотрудники Следственного комитета, говорит Малиновский, предложили, чтобы супруга и дети ушли из квартиры на время обыска: «Только непонятно, куда им было идти в шесть утра? Они говорят: пусть в машине посидят, чтобы не травмировать детскую психику. Но у нас нет машины. В итоге получилось забавно: дети крепко спали, а вокруг проходил обыск».

Согласно постановлению о проведении обыска (имеется в распоряжении «Нового Калининграда»), он связан с возбужденным 28 сентября 2020 года уголовным делом по ч. 5 ст. 128.1 УК РФ — клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Статья предусматривает наказание в виде штрафа до пяти миллионов рублей либо обязательных работ на срок до 480 часов. Все из-за публикации на сайте «Новые колеса» от 14 мая 2020 года под названием «Занес деньги в ФС и СК. Начальник УСБ УМВД откупился — расследование коррупции закончено». По данным следствия, «неустановленное лицо» в офисе издания, используя «неустановленное устройство» для доступа в интернет, опубликовало данную заметку «имея прямой умысел, направленный на распространение заведомо ложных сведений» о том, что начальник ОРЧ СБ УМВД Андрей Першиков совершил преступление. В материале публиковались выдержки из письма якобы бывшего полицейского, который обвинял своего экс-начальника в «крышевании» полицейских и предпринимателей.

Месяц назад Алексея Малиновского вызывали на опрос в Следственный комитет в рамках доследственной проверки по поводу публикации о Першикове. «Я сходил и думал, что на этом все закончится. Полагал, что это кто-то из читателей написал заявление в СК, и они решили для галочки провести какую-то проверку. Там вопросы были простые и следователя они абсолютно устроили — он не задавал каких-то дополнительных вопросов. Я честно ему ответил, что юридически никакого отношения к „Новым колесам“ уже не имею. Я был учредителем „бумажной“ газеты, а потом ее по суду закрыли. Кто автор этой статьи, я не знаю. То, что редактор — Рудников, — это и так всем известно», — утверждает Малиновский. По его словам, интернет-сайт «Новые колеса» не имеет свидетельства о регистрации СМИ — это просто «информационный сайт» Игоря Рудникова.

Обыск в жилище Малиновского продолжался около трех часов — сотрудники силовых структур изъяли мобильный телефон журналиста, два жестких диска, ноутбук супруги и флешки. «Они сразу открыли почтовый ящик — сразу открыли даты, когда вышла эта статья, и пролистали письма за май. Я ничего не прятал — мне скрывать нечего», — говорит Малиновский.

Далее сотрудники Следственного комитета повезли Малиновского в редакцию «Новых колес» на ул. Черняховского, где также прошел обыск, который длился больше 5-ти часов. Журналист уверяет, что у дверей редакции их уже ждали сотрудники полиции. «Они проверили тут все с большим любопытством. Все бумажки — все перелистали. Их специалист включал компьютер, вбивал слово „Першиков“. Они только на одном компьютере нашли информацию об этом, но при этом забрали все жесткие диски со всех компьютеров и даже те жесткие диски, которые просто в шкафу лежали, покрывшись слоем пыли», — рассказал он. 

Малиновский предполагает, что все завершится тем, что именно ему присвоят статус подозреваемого по данному делу: «Я так понимаю, будут „шить“ на меня дело за клевету. Хотя вообще непонятно, какое я имею к этой статье отношение. Там этот материал подписан: „Редакция „НК““, — размещен на сайте, который принадлежит Рудникову. Единственное, в чем я провинился — я позвонил в пресс-службу УМВД и попросил их комментарий, когда эта статья готовилась. Они, видимо, к этому прицепились. Попытка взять комментарий, который они в итоге так и не дали, обернулась для меня тем, что меня сейчас запишут в подозреваемые».

В ближайшее время журналисту предстоит допрос в Следственном комитете. «Сотрудники полиции хотели меня сразу из редакции отвезти в СК. Но я говорю: „Извините, я даже не позавтракал! И вообще, я же не задержан. С какой стати я должен с вами ехать?“».

Журналист намерен обжаловать в суде действия силовиков: «В ближайших планах доковылять до БСМП, потому что после того, как меня положили на пол, у меня болит колено, и там содрана кожа — хотелось бы, чтобы врачи посмотрели. А потом будем, конечно, обжаловать вообще каждое действие силовиков, начиная от взлома дверей и заламывания меня, заканчивая обыском в редакции, который тоже проходил с нарушениями».

В пресс-службе регионального Следственного комитета на запрос «Нового Калининграда» сообщили что «в редакции издания и в ряде других мест следствием проведены обыски, в ходе которых изъяты интересующие следствие документы и носители информации». Уточнять, где еще, помимо редакции издания и квартиры Алексея Малиновского, прошли обыски, в ведомстве не стали.

Из-за изъятия техники работа редакции временно приостановлена, уверяет Малиновский. Он отмечает, что за последние три года это уже третий обыск в редакции «Новых колес»: «Сначала сотрудники ФСБ, потом судебные приставы, и вот теперь СК и полиция. И каждый раз они изымают все жесткие диски, то есть парализуют работу редакции, которая и так уже на ладан дышит. Это очень печально. Все идет к тому, что какая-то оппозиционная пресса у нас будет только базироваться за рубежом, как „Медуза“. Все к этому идет».

Журналист не верит, что история с обысками связана исключительно с недовольством Першикова несправедливыми обвинениями в его адрес: «Если бы речь шла о клевете, то это можно было бы решить в рамках гражданско-правового поля. То есть если Першиков или кто-то еще посчитал себя обиженным и оскорбленным, то мог подать иск в суд — мы бы разбирались в гражданском процессе. А здесь сразу заводят уголовное дело. Я пытался понять, а кто вообще установил, что в этой статье клевета? Может, там правда написана? То есть, они без суда и следствия сами решили, что это клевета. И все эти три обыска происходят при губернаторе Алиханове. Совпадение? Три раза — это тенденция».

Главный редактор издания «Новые колеса» Игорь Рудников сообщил, что с ним никто из Следственного комитета по поводу публикации о Першикове на его сайте не связывался. «В рамках доследственной проверки других сотрудников „Новых колес“ не опрашивали. Более того, ко мне никто не обращался, а связаться со мной очень легко. Мне звонят регулярно сотрудники Следственного комитета, они знают мою электронную почту, и мы ведем переписку. Также со мной связываются работники прокуратуры, полиции — никаких проблем нет. Но почему-то после того, как Малиновский пояснил, что все вопросы надо задавать мне, как главному редактору, месяц прошел — а ко мне никто не обращался», — рассказал «Новому Калининграду» Рудников.

Издатель полагает, что таким образом власти пытаются воздействовать на независимую прессу: «Публикация была сделана в мае 2020 года — обычный материал, которых опубликовано у нас множество. Алексей Малиновский никакого отношения к появлению этого материала на сайте „Новых колес“ не имел. И вдруг неожиданный визит силовиков — подчиненных этого полковника Першикова, про которого была публикация. Вот эта акция, которая сегодня была предпринята — это не что иное, как зачистка независимого СМИ. У нас опубликована масса критических материалов про губернатора. Мне кажется, это было вызвано исключительно попыткой заткнуть рот», — заявляет Рудников. Тот факт, что сайт «Новых колес» продолжает работать, по его мнению, свидетельствует в пользу такого предположения. «Очень легко блокировать работу интернет-газеты, — подчеркнул Рудников. — Если бы у силовиков были какие-то законные основания считать, что мы занимаемся противоправной деятельностью, то за одну минуту был бы заблокирован сайт. Но ничего такого не происходит. Ответ простой: у них нет законных оснований для этого».

Уголовные дела о клевете нередко используются, как инструмент давления на СМИ, уверена директор и ведущий юрист Центра защиты прав СМИ Галина Арапова. «Таких дел немного, в целом статья УК используется против журналистов редко, чаще как способ давления. Подавляющее большинство споров, связанных с публикациями, затрагивающими честь, достоинство и деловую репутацию героев этих публикаций, решаются в гражданском процессе, путем подачи исков о защите чести и достоинства. Таких дел на порядок больше, чем уголовных дел по клевете», — пояснила «Новому Калининграду» Арапова.

По словам юриста, ситуации, когда по делам о клевете проводят обыски у журналистов, единичны, поскольку, как правило, для расследования уголовного дела нет необходимости изымать технику. Но это должно делаться при мотивированной необходимости и с предварительного судебного решения. «Публикации, как правило, подписаны. А если это редакционная статья или статья подписана псевдонимом, то это право журналиста по закону о СМИ. И даже в этом случае установить, кто является автором текста можно без выламывания дверей и укладывания журналиста лицом в пол. Это применение явно чрезмерных мер, которые носят характер устрашения», — подчеркнула Арапова.

Текст: Екатерина Медведева. Фото: Виталий Невар / Новый Калининград

Оцените статью
Westgrad.ru
Добавить комментарий