«То смеялся, то плакал»: в суде идет допрос свидетелей по делу о гибели Вшивкова

В Калининграде продолжается судебный процесс по уголовному делу о гибели 36-летнего Ивана Вшивкова, который обварился кипятком в камере ОМВД по Московскому району. За превышение должностных полномочий судят бывших начальника смены дежурной части Николая Плебуха и старшего оперативного дежурного Александра Иванова, дежуривших в ночь происшествия в отделе. Пока в заседании продолжают допрашивать свидетелей обвинения. «Новый Калининград» рассказывает, как прошло очередное слушание.

«Вы могли бы за мной не сидеть? Мне так спокойнее», — вежливо, но настойчиво Николай Плебух уже не в первый раз решил рассадить в зале журналистов, согласно своим предпочтениям.

В отличии от другого подсудимого, Александра Иванова, который обычно никаких вопросов свидетелям не задает и решения по всем ходатайствам оставляет «на усмотрение суда», Плебух довольно активно участвует в процессе. Он постоянно уточняет у свидетелей те или иные детали, делает пометки на листах в толстой папке и ходатайствует о просмотре видеозаписей. Правда в этот раз его прошение о том, чтобы включить видео с камер наблюдения в дежурной части было отклонено — Плебух указал на обнаруженные им противоречия в показаниях одного из свидетелей, но судья сочла их несущественными.

Замначальника ОМВД по Московскому району, подполковник полиции Александр Бакланов, рассказал в заседании, что сам в отделе в ту ночь не присутствовал. О случившемся ЧП ему сообщили подчиненные по телефону около 4-х утра — на улице уже светало. Подполковник тут же выехал в отдел и по прибытии обнаружил, что там на полу все еще до конца не убрали воду. Плебух доложил ему о том, что задержанный сломал трубу отопления, и его увезли на скорой в больницу.

На вопрос прокурора, как должны были поступить сотрудники полиции, когда возникла такая чрезвычайная ситуация и «человек находится в опасности», Бакланов ответил: «Естественно, принять меры к его вызволению из помещения». Также он отметил, что полицейские должны были остановить Ивана Вшивкова еще в тот момент, когда он объявил о намерении сломать трубу, и таким образом «предотвратить порчу имущества».

«Может ли, согласно руководящим документам, ставить под сомнение старший оперативный дежурный, либо не выполнять указания начальника смены?», — спросил у подполковника адвокат Виталий Гутник, который представляет интересы Иванова. По всей видимости адвокат вел к тому, что его подзащитный не должен был покидать рабочее место и заниматься непрямыми своими обязанностями без приказа на то Плебуха.

«Есть четкие обязанности, где начальник смены дает обязательные к исполнению [указания] — на то у него и должность такая», — ответил Бакланов. Правда при этом он добавил, что если начальник смены вышел, то в его отсутствие оперативный дежурный исполняет обязанности старшего.

Александр Иванов в зале суда

Подполковник рассказал, что ничто не мешало Иванову во время происшествия разбудить двух других сотрудников дежурной части, которые спали в комнате отдыха. Он пояснил: для того, чтобы подойти к камере, где находился Вшивков, оперативному дежурному не надо было покидать рабочее место, так как комнаты для административно-задержанных тоже относятся к помещениям дежурной части.

«Иванов мог встать и открыть камеру?», — уточнила судья.

«Мог», — кивнул Бакланов.

Другая свидетель по делу, которую допрашивали на этом слушании — сотрудница ППС Алена Непомнящих. В ту октябрьскую ночь именно она вместе с коллегами задерживала и доставляла Ивана Вшивкова в отдел полиции.

Непомнящих рассказала, что вечером, когда она заступила на смену, в отделе полиции было крайне жарко, из-за чего у нее сильно разболелась голова. Женщина отпросилась у дежурного доехать вместе с нарядом до аптеки, чтобы купить таблетки. На улице Автомобильной, недалеко от супермаркета, полицейские заметили, как мужчина — позже она узнала, что его зовут Иван Вшивков — начал переходить улицу в неположенном месте. «Не то, чтобы даже переходить — он вывалился на дорогу, в принципе. Он настолько был пьян, что это было очевидно», — заявила свидетель.

Двое сотрудников ППС вышли из машины и направились к горожанину, который, по словам Непомнящих, безуспешно попытался от них уйти. Вскоре к полицейским подошел еще один мужчина, который стал требовать, чтобы Вшивкова отпустили ,и уверять, что сам отведет его домой.

Свидетель момента задержания не видела — в это время она пошла купить себе кофе, а когда вернулась, Вшивков уже сидел в полицейской машине. «Очень вызывающе [вел себя Вшивков]. Он как-то сразу не пошел на контакт», — отметила Непомнящих.

Частично ее показания относительно «агрессивного и неадекватного» поведения задержанного позже подтвердил и еще один свидетель — дежурный ОМВД Антон Рябов, составлявший в ту ночь протокол на Вшивкова. «Менялось настроение у него: то смеялся, то плакал, то угрожал», — пояснил он.

Свидетель вспомнила, что к полицейской машине на улице также подходила сестра Вшивкова: «Начала его бить и говорить о том, что „ты мне обещал, что так себя вести больше не будешь — ты же знаешь, я в положении“», — процитировала Непонящих слова родственницы задержанного. Свидетель сообщила, что сестра пообещала привезти в отдел полиции паспорт Вшивкова. «Я помню, что она приехала [в отдел], и Вшивков, услышав ее голос, начал оттуда — там большое довольно расстояние — кричать: „Езжай домой! Нечего тебе тут делать“, — и она сказала, лучше пускай он до утра у вас посидит, потому что когда он нетрезвый — он неуправляемый. И все — и она уехала», — заверила Непомнящих.

В камере, говорила свидетель, Вшивков вел себя агрессивно: на мониторе в дежурной части она видела потасовку с другим задержанным. Вшивкова перевели в камеру к другому задержанному, который спал в алкогольном опьянении. Примерно полтора часа, «не унимаясь», Вшивков бил по металлической двери камеры, утверждает Непомнящих. Плебух, разговаривая через окошко для подачи пищи, пытался успокоить задержанного, но «ничего не помогало». Когда полицейские увидели, что Вшивков пытается, подкидывая подушку, сломать видеокамеру, то заковали того в наручники, принадлежащие свидетельнице. Непомнящих, которая все еще чувствовала себя нехорошо, отпросилась у командира домой пораньше. Она спросила у Плебуха, как быть с наручниками — тот, по ее словам, принял решение снять их с задержанного и вернуть ей. Что происходило в отделе после ее ухода, Непомнящих знает только со слов коллег.

Адвокат Владислав Филатьев в зале суда

Адвокат потерпевших Владислав Филатьев ходатайствовал о зачитывании прежних показаний свидетельницы, поскольку увидел некоторые несоответствия. Например, по его убеждению, ранее Непомнящих иначе описывала поведение Вшивкова, а также сейчас почему-то забыла рассказать, что сама периодически подходила к камере и общалась с задержанным.

В показаниях, данных Непомнящих во время предварительного следствия, говорилось, что когда Вшивкова после драки вывели из камеры, то ее попросили «с ним посидеть», пока сотрудники дежурной части решали, как с ним поступить. «При этом последний (Иван Вшивков — прим. „Нового Калининграда“) вел себя спокойно и разговаривал со мной на отвлеченные темы», — свидетельствовала она ранее.

«Могу утверждать, что работа дежурной части ОМВД, в частности сотрудников полиции Плебуха, Иванова, Рябова и Винникова, должным образом не организована. Все они работают неслаженно, без особого рвения и энтузиазма. К своей работе они относятся формально, должным образом не исполняя свои обязанности. К чужому горю, указанные сотрудники относятся без чувства сострадания», — зачитала показания свидетельницы судья.

Непомнящих пояснила, что от своих прежних показаний не оказывается — во время допроса следователем все события она помнила лучше, но какие-то подробности могла упустить, поэтому рассказала о них в судебном заседании.

«Вы когда в журнал записывали протокол о правонарушении Вшивкова — вы там пишите „мелкое хулиганство“? То есть мелкое хулиганство его заключалось в чем?», — спросила мать погибшего Ольга Вшивкова.

«Нецензурная брань на улице… в общественном месте», — не очень уверенно ответила свидетель.

«В данный момент [заполнения журнала] вы произносите: „У меня шесть есть мелких — мне хватит“. Что-то можете пояснить по этим своим словам?», — обратилась к свидетелю потерпевшая, по всей видимости, подразумевая фразу, которую услышала на видеозаписи из дежурной части.

Непомнящих долго молчала и в итоге сказала: «Я просто не понимаю вашего вопроса». Мать погибшего повторила вопрос, но ответа так и не получила.

«А вот ваши слова „Чувствую, сегодня будет весело, а мне приходится уезжать домой…“», — начала задавать очередной вопрос сотруднице полиции Вшивкова. Но судья ее оборвала, отметив, что материалы, в которых может содержаться данная цитата, еще не исследованы в заседании. Вещественные доказательства, включая видеозаписи и стенограммы разговоров полицейских, согласно утвержденному графику, должны быть представлены суду после свидетельских показаний.

Текст: Екатерина Медведева. Фото: Виталий Невар / Новый Калининград

Оцените статью
Westgrad.ru
Добавить комментарий